Главная » ЭКОНОМИКА » Доля скрытых госзакупок на предприятиях ОПК за два года выросла в 200 раз, до 80%

Доля скрытых госзакупок на предприятиях ОПК за два года выросла в 200 раз, до 80%

Трансперенси Интернешнл – Россия

 

Трансперенси Интернешнл – Россия

Санкционный режим, введенный властями США и Евросоюза в отношении предприятий российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК, бывший военно-промышленный комплекс) запустил цепную реакцию, которая привела к серьезному снижению прозрачности оборонных предприятий в России. Об этом говорится в докладе, выпущенном «Трансперенси Интернешнл-Р».

Авторы исследования изучили отчетность и данные о закупках 37 предприятий. Произошедшие изменения значительно затрудняют процедуры внешнего общественного аудита и порождают риски коррупционного характера, предупреждают эксперты.

«В докладе есть рекомендация международному сообществу оценивать законодательные, экономические и социально-политические изменения внутри стран, в отношении которых вводятся санкции», — говорит замгендиректора «Трансперенси» по аналитической работе Анастасия Иволга.

Для уменьшения негативного эффекта от санкций подпавшим под них компаниям позволили сокращать перечень информации, необходимой к публичному раскрытию — в частности, с прошлого года они вправе не сообщать о руководстве компании, сделках, структуре владения, связанных сторонах в хозяйственной деятельности, финансовых вложениях компании, принимаемых компанией рисках, а также о контрагентах фирмы, включая их географическую и отраслевую структуру.

Объем этой информации предприятия определяют сами. Как выяснилось, возможностью скрыть данные пользуются не все представители оборонки. Но по итогам первого квартала 2019 года из 12 компаний, обязанных подавать ежеквартальную отчетность, совсем без изъятий обошлись лишь две: ПАО «Тульский оружейный завод» и ПАО «Ярославский судостроительный завод».

Хуже всего обстояло дело с отчетами АО «Уралвагонзавод», ПАО «Звезда» и ПАО «Сухой». Наиболее часто там прятали сведения о руководстве и акционерах, сделках с признаками заинтересованности и наиболее существенных рисках, а также сведения о банковских счетах и лицах, подписавших ежеквартальный отчет, отмечают «Открытые медиа».

Годовые отчеты публично подают 14 компаний, из них четыре не воспользовались возможностью сокрытия данных. Среди них оказалась «Объединенная судостроительная корпорация», которую закон вообще не обязывает раскрывать отчетность: она делает это исключительно на добровольных началах.

Больше всего изъятий претерпела отчетность «Вертолетов России» и «Объединенной авиастроительной корпорации».

Число предприятий, которые используют возможность не раскрывать информацию о своих поставщиках при госзакупках, значительно выросло, утверждают авторы доклада. Если в 2017 году такой возможностью воспользовались всего три компании из 33, то в 2018 — 14, а к середине 2019 года их было уже 25. Суммарный объем скрытых закупок увеличился с 9 млн рублей в 2017 до 3,8 млрд за неполный 2019 год. Не прятали данные о поставщиках только 4 компании из выборки: «Объединенная приборостроительная корпорация», «Объединенная авиастроительная корпорация», «РТ-Химические технологии и композиционные материалы», а также концерн «Океанприбор». В абсолютном выражении рекорд по закупкам со скрытым поставщиком — за «Уралвагонзаводом», в 2017-2019 гг. там потратили на них в общей сложности 1,4 млрд рублей.

Максимальный объем закупок со скрытым поставщиком в относительном выражении совершило «Опытное конструкторское бюро «Новатор». Общая доля закупок у неизвестных поставщиков выросла с 0,4% в 2017 году до 79% в 2019 году. Более 80% всех тайных покупок сделаны у единственного поставщика.

Предприятия ОПК часто не считают нужным хотя бы задекларировать необходимость борьбы с коррупцией. Какие-либо положения или упоминания антикоррупционного регулирования на своих сайтах опубликовали только 23 компании оборонного сектора, но в большинстве случаев такие декларации носят общий характер. Только в двух компаниях антикоррупционные нормы применяются по отношению не только к сотрудникам, но и к руководству. Вопросы подарков, приема гостей и представительских расходов не регулируют 62% изученных компаний, столько же не предусматривают защиту для заявителей о коррупции.

«Это совершенно нормальная история», — оценивает новый уровень закрытости президент Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Сфера ВПК всегда была чрезвычайно закрытой, и это стимулировало развитие коррупции, а сейчас положение еще ухудшилось, считает директор Центра антикоррупционной политики «Яблока» Алексей Карнаухов.

Контроль за расходованием средств из закрытых статей бюджета мог бы осуществлять парламент, но в России этот механизм не работает. Поэтому представление о масштабах воровства мы получаем только по отдельным историям, ставшим достоянием гласности — вроде дела экс-министра Анатолия Сердюкова.

Алексея Карнаухова совершенно не удивляют показатели «Уралвагонзавода». Зато, отмечает он, бывший гендиректор предприятия Олег Сиенко может себе позволить особняк в элитном поселке рядом с домами супруги пресс-секретаря президента Татьяны Навки и соавтора поправок в Конституцию Талии Хабриевой.

В докладе отмечается, что с 2014 года более 50% расходов федерального бюджета на национальную оборону стабильно засекречиваются — данная статья расходов является самой непрозрачной. Причем доля засекреченных расходов в ближайшие несколько лет (2019, 2020, 2021) будет лишь возрастать. По подсчетам РБК на основе данных Росстата, в 2017 году расходы федерального бюджета на оборону составили 4,85 трлн. рублей, или почти 5,3% ВВП за соответствующий год. Россия является вторым в мире экспортером вооружений, уступая лишь США. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), за 2018 год Россия экспортировала вооружений на 6,4 миллиарда долларов.

Источник

Оставить комментарий