Главная » ЭКОНОМИКА » Прогноз для рубля: «Ноябрь станет месяцем валютных потрясений»

Прогноз для рубля: «Ноябрь станет месяцем валютных потрясений»

Ожидается буря

Пока рубль храбрится. С середины сентября он отыгрывает позиции у доллара и евро, чему всячески содействуют растущие нефтяные котировки. Но все ближе новая полоса препятствий, а вместе с ней возрастание новых и старых угроз для курса национальной валюты. При этом, хотя главные риски несут с собой санкции, они не исчерпывают всех опасностей, которые подстерегают рубль.

Начать все-таки стоит с политики. Почему окреп рубль? Его подняли цены на нефть, а их, в свою очередь, — ожидание рынком антииранских санкций со стороны США, которые включают в себя запрет на покупку иранской нефти. Однако вступление санкций в силу назначено на 4 ноября, дистанция по меркам рынка еще значительная, а цены разогреты уже сегодня. Потому что нет ясности с тем, будет ли и как именно возмещена выпадающая из оборота иранская нефть.

Возможно, американский президент Дональд Трамп переоценил результаты своих летних телефонных переговоров с саудовским королем Салманом бен Абдель Азиз Аль Саудом. По версии президента США, король согласился увеличить добычу нефти в пределах 2 млн баррелей. По официальной саудовской версии, король лишь заявил о способности своей страны удовлетворить потребности рынка, но без каких-либо конкретных обещаний. Во всяком случае, консорциум ОПЕК+ подтвердил, что будет выполнять свои июньские решения. Речь идет о росте добычи, но весьма дозированной — до уровня на 1,8 млн баррелей в сутки ниже, чем в октябре 2016 года. Это совсем не тот рост, который хотел бы видеть Трамп. Цены на нефть отозвались рывком за $80 за баррель.

Рубль оказывается на политических качелях: вверх его толкают цены на нефть, выросшие на американских антииранских санкциях, вниз — собственно, антироссийские санкции, очередная волна которых придется тоже на ноябрь. Что перевесит, пока сказать трудно. Ясно одно: позитивные надежды мало связаны с теми обстоятельствами, на которые может активно влиять Россия.

Москва в двойственном положении. С экономической точки зрения выпадение иранской нефти — это надежда на дополнительные нефтяные доходы бюджета и на поддержку рубля. С политической точки зрения Россия заинтересована в успехе создания финансового механизма обхода вторичных санкций, которые грозят тем компаниям, которые нарушат американские запреты на сделки с Ираном. Конкретики с этим механизмом пока мало, скорее всего, речь идет о бартерной торговле с Ираном через специально создаваемое юридическое лицо. Но эксперты настроены скептически: американцы при желании легко распознают и накажут реальных покупателей иранской нефти. Примечательно, что о подобном механизме говорится уже достаточно давно, но многие крупные компании, в том числе и европейские, опасаясь американских ограничений, сворачивают свои операции в Иране.

Что же касается антироссийских санкций, то, во-первых, новая их волна в связи с отравлением Скрипалей точно последует в ноябре–декабре в рамках действующего американского закона о противодействии применению бактериологического оружия. Во-вторых, в США продолжается подготовка нового закона, предусматривающего введение против России еще одного пакета санкций, включая, в частности, запрет на операции с российским госдолгом и на использование российскими госбанками расчетов в долларах. Можно сколько угодно говорить о том, что эти риски уже учтены рынком, но по мере их приближения состояние рубля точно ухудшится.

Ноябрь обещает быть месяцем валютных потрясений. И не только по санкционным или политическим причинам. 25 сентября международное рейтинговое агентство Fitch выступило с предупреждением в адрес российского ЦБ. Речь идет о рисках, с которыми российская банковская система может столкнуться в ближайшей перспективе. Это не только привычная изменчивость нефтяной конъюнктуры, растущее доминирование госбанков, доля которых в банковской системе составляет уже 65%, что ведет к снижению конкуренции, или уже традиционные волны санкций. Fitch предупреждает прежде всего об опасном разрастании рискованных и токсичных банковских активов. Они оценены в 4 трлн рублей, столько может понадобиться ЦБ в случае, если этот пузырь лопнет. Значит, проблемы в любом крупном банке (а они в принципе могут возникнуть из-за, скажем, запрета на операции с долларом) рискуют стать фитилем, ведущим к взрыву. 

А банковские потрясения точно не минуют и рубль, и наши кошельки вместе со сбережениями. Конечно, рискованные банковские активы — это еще не банковский кризис, его вероятность пока невелика, но, как полагает Fitch, эта вероятность увеличивается. Так что предупрежден — значит вооружен.

Источник

Оставить комментарий